Как сделка века — продажа части Роснефти катарцам, привела к обвалу рубля


Среди 9-ти источников, рассказавших Reuters о кредите ВТБ Катару, есть источник, близкий к руководству ВТБ, работник Центрального банка, а кроме этого источник в правительстве РФ, знакомый с зарубежными инвестициями в Российскую Федерацию. Об этом информирует Reuters ссылаясь на девять источников.

В частности, 5 источников указали, что сумма кредита фонду Qatar Investment Authority (QIA) составила USD 6 млрд. печатное издание отмечает, что опубликованные 8 ноября финансовые результаты ВТБ свидетельствуют о росте выданных банком 10-ти заемщикам кредитов в третьем квартале на 403 млрд руб. в сравнении с данными за прошлый период либо около USD 6 млрд.

ВТБ опровергает выдачу кредита. К маю этого года катарский фонд согласился стать основным собственником доли, покупка которой была оплачена итальянским банком Intesa — финансовое заведение официально сообщило, что больше не является кредитором «Роснефти». В «Роснефти» и Центробанке не ответили на запрос агентства.

ВТБ отказался объяснять эти трансакции.

В итоге, как пишет Reuters, сделка выглядела следующим образом: QIA оплатил 2,5 млрд евро, Glencore — 300 млн евро, а оставшаяся часть пришлась на долг — 5,2 млрд долларов внес итальянский банк Intesa, а еще около 2,5 млрд долларов — русские банки. Среди них собеседники, близкий к руководству ВТБ, работник Центробанка, а еще источник в правительстве РФ, знакомый с зарубежными инвестициями в Российскую Федерацию. По крайней мере 4 собеседника были прямо вовлечены в подготовку кредита.

Консорциум швейцарского трейдера Glencore и катарского суверенного фонда QIA купил 19,5% акций «Роснефти» к началу зимы 2016 г. Glencore заплатила 300 млн евро, QIA — 2,5 млрд евро. В конечном итоге весной нынешнего года консорциум QIA и Glencore расторг договор о продаже 14,16% акций «Роснефти» с китайской CEFC, и эту долю у консорциума выкупила структура QIA — QH Oil Investment. 5 источников агентства утверждают, что речь шла приблизительно о 6 млрд долларов. При всем этом сам консорциум, владевший 19,5%, закончил свое существование.

В поисках клиента Сечин пытался договориться с суверенным фондом Объединенных Арабских Эмиратов Mubadala, однако они отказались от сделки из-за того, что «Роснефть» меняла стоимость сделки в процессе переговоров. Президент Владимир Путин ставил задачу отыскать на покупку доли в нефтяной компании иностранного инвестора, однако это не удалось из-за санкций.